Эксперты о проекте предварительных обеспечительных мер

15.02.2022

Рустем Мифтахутдинов, Центр частного права имени С. С. Алексеева:

«В Государственной думе находится совсем иная редакция законопроекта, который мы ранее обсуждали, значительно расширились гарантии проверяемых лиц.

Во-первых, определена группа лиц, к которой у государства в части налогообложения повышенное доверие и на которую не распространяется новая норма. Такая дифференциация не новелла, действующее законодательство уже содержит особые условия для отдельных лиц, например, в целях предоставления права на ускоренное возмещение налога на добавленную стоимость. Особый статус имеют также лица, находящиеся на налоговом мониторинге либо имеющие имущество, кадастровой стоимостью значительно превышающей требования налоговых органов. Во-вторых, включены дополнительные условия к сумме отклонения уплаченных сумм налогоплательщиком и средних по отрасли. Так, "разрыв" менее 10% и 1 млн руб. вообще не учитывается в целях применения ареста. В-третьих, уточнена очередность наложения обеспечительных мер и внесены ограничения по отдельным категориям имущества, имеющим социальное значение. В-четвертых, четко определен порядок замены одной обеспечительной меры на другую по заявлению проверяемого лица. В-пятых, введены ограничения по сроку действия обеспечительных мер.

Таким образом, законопроект стал еще более сбалансированным, учитывающим интересы широкого круга лиц. Условия, при которых у налогового органа возникает право на арест имущества, позволяют утверждать о том, что предлагаемый механизм будет исключительным решением, не распространяющимся на все субъекты предпринимательской деятельности. Уместно вспомнить первоначальную версию законопроекта, тогда предполагался ретроспективный залог государства в отношении имущества с момента, когда сокрытые налоги должны были быть уплачены в силу закона. Это означает, что если налоговый орган проводит налоговую проверку за три предыдущих года, то залоговые права у государства возникают в отношении всего имущества, которое имеется у проверяемого лица в данный период. При этом залоговые права становились бы предшествующими ко всем последующим залогам.

Сейчас версия законопроекта, безусловно, мягче, содержит целый комплекс защитных механизмов для проверяемого лица, но и перспектива возврата к первоначальной версии законопроекта тоже имеется, в профессиональных кругах известно, что та версия практически дословно повторяет поручение президента».

Илья Кучеров, Институт законодательства и сравнительного правоприменения:

«Законопроект в качестве главного основания для применения обеспечительных мер использует соотношение доли уплаченных налогов от выручки по сравнению с аналогичными налогоплательщиками. Получается формирование некоего рейтинга налогоплательщиков. В ходе последнего общения с бизнесом (с членами "Деловой России" 3 февраля 2022 года) президент как раз одобрил необходимость отличать тех, кто придерживается правил. Речь шла о тех, у кого налоговая нагрузка выше остальных. Очевидно, что для тех, у кого она явно ниже рынка, тоже обоснованы более жесткие правила контроля. Логика здесь очевидная: платишь, как твои коллеги-предприниматели,— к тебе вопросов не возникает, платишь меньше — твои активы могут временно ограничить в обороте, но не все, а только на разницу того, что ты не заплатил по сравнению с аналогичными представителями бизнеса.

Кому такая логика может не понравиться? Тому, кто не платит налоги, как конкуренты, и не собирается это делать. К счастью, таких меньшинство, согласно открытым данным, ежегодно проверяется выездными проверками менее 10 тыс. лиц.

Между тем предлагаемый подход о наложении предварительных обеспечительных мер полностью соответствует Конституции России. Еще в постановлении №24-П от 12 октября 1998 года Конституционный суд РФ отметил, что имущество, необходимое для уплаты налогов, разграничивается с иным имуществом, налогоплательщик не вправе распоряжаться этим имуществом».

Алексей Нестеренко, EY:

«Обеспечение исполнения обязательств по уплате налогов и сборов — один из современных правовых институтов, в разной мере и формах используемый в странах ЕАЭС и Европейского союза. У налоговых органов нет возможности реагировать на риски непоступления налоговых доначислений на этапе инициирования налоговой проверки при выявлении в рамках предпроверочного анализа агрессивных налоговых схем. Однако обеспечительные меры могут применяться в рамках уголовного процесса по налоговым преступлениям. Есть вероятность, что при отсутствии процессуальной возможности применения обеспечительных мер на ранних этапах выявления налогового правонарушения самостоятельно налоговые органы будут прибегать к помощи следственных органов, которые будут чаще возбуждать дела по налоговым составам. Поэтому не исключено, что появление процессуальной возможности принятия обеспечительных мер в момент назначения налоговой проверки у налоговых органов снизит возрастающие уголовно-правовые риски для бизнеса.

Стоит отметить, что перечень имущества, в отношении которого могут быть приняты предварительные обеспечительные меры, является закрытым и достаточно специфическим, а применяться данные меры должны последовательно: сначала недвижимость, затем транспортные средства/предметы дизайна служебных помещений, иное имущество (кроме ценных бумаг и готовой продукции, сырья и материалов), и в последнюю очередь ценные бумаги, а следовательно, их назначение не должно в большинстве случаев существенно осложнить работу бизнеса.

Законопроект предполагает возможность назначения предварительных обеспечительных мер при проведении выездных налоговых проверок, а в последние годы мы видим тенденцию, что выездной контроль становится крайней мерой налогового контроля. Однако хочется верить, что предварительные обеспечительные меры будут применяться в исключительных случаях и на уровне центрального аппарата ФНС, а не на уровне территориальных налоговых органов».

Раиса Алексахина, PwC:

«Одной из причин низкой эффективности погашения требований кредиторов является несвоевременность применяемых мер, кредиторы пытаются найти активы там, где их давно нет. В погоне за активами у лиц, контролирующих должника, всегда есть временная фора, которой они активно пользуются. Законопроект восстанавливает "статус-кво", предоставляет шанс кредиторам возместить или предотвратить ущерб своих интересов.

Будет ли эффект от реализации предложений правительства? Достаточно посмотреть на статистику эффективности банкротства для залоговых кредиторов, которая традиционно в десятки раз выше, чем у незалоговых, а за последний год еще выросла с 49,1% до 85,3%.

Очевидно, что при наличии дополнительных полномочий налоговой службы количество процедур банкротства будет гораздо меньше, повысится мотивация на поиск источников для погашения долгов.

Кроме интересов бюджета, в инициативе правительства есть и социальная составляющая. Работники — одна из самых незащищенных категорий кредиторов, они не имеют ни профессиональных знаний, ни ресурсов для защиты своих интересов. Повышенная очередность в реестре требований кредиторов, к сожалению, не дает им достаточных гарантий, так как более чем в половине случаев банкротства до погашения реестра не доходит. Реализация инициативы правительства позволит зафиксировать актив должника на ранних стадиях и после реализации конкурсной массы в первую очередь направить денежные средства на погашение долгов перед работниками».

Андрей Ермолаев, КПМГ:

«Анализируя предлагаемые поправки к НК РФ, текущая редакция законопроекта в целом не должна существенно сказаться на добросовестных налогоплательщиках, так как по большей степени такие поправки не ограничивают и не препятствуют эффективной производственной деятельности бизнеса. В частности, сами критерии налогоплательщиков, в отношении которых может быть вынесено решение о принятии предварительных обеспечительных мер, основаны на выявленных отклонениях от среднеотраслевой нагрузки (по ряду направлений). Также и сам по себе запрет на отчуждение (передачу в залог) имущества организации не означает полную заморозку деятельности, а предусматривает невозможность отчуждения (передачи в залог) определенных групп имущества без согласия налогового органа (при этом обеспечительные меры в первоочередном порядке налагаются на имущество с наименьшей стоимостью). Все это скорее указывает на то, что предлагаемые изменения направлены скорее на налогоплательщиков, применяющих агрессивные схемы уклонения от налогообложения.

Из текста законопроекта очевидно, что процедура предварительных обеспечительных мер не рассматривается как массовая: с учетом предусматриваемых ограничений к случаям, в которых она признается допустимой, а также самой процедуры принятия решения о предварительных обеспечительных мерах, риски для добросовестного и реально действующего бизнеса минимизированы. Более того, сама возможность принятия предварительных обеспечительных мер не безусловна, законопроект допускает вариативность обеспечения рисков ущерба бюджету иными мерами по инициативе налогоплательщика (например, банковской гарантией).

По существу, предложенный законопроектом механизм лишь дополняет и развивает уже имеющийся и применяемый комплекс действующих мер, направленный на ответственный подход хозяйствующих субъектов в налоговых правоотношениях. Предлагаемые меры преследуют цель обеспечения фактической возможности реализации прав налоговых органов (по взысканию недоимки), что само по себе не может нарушать или противоречить правам налогоплательщиков».

Источник статьи: https://www.kommersant.ru/doc/5216809?from=doc_vrez

 

Контактная информация

Здание на м. «Чистые Пруды» 107078 Москва,
Б. Харитоньевский пер., д. 22-24, стр. 1А, 1БВ

Здание на м. «Академическая» 117218 Москва,
ул. Б.Черемушкинская, д.34

+7 (495) 719-70-00

+7 (499) 724-11-59


Вход

Забыли пароль?